«Черный снег»: в «Теремке» размышляют о прошлом и будущем

«Черный снег»: в «Теремке» размышляют о прошлом и будущем

В театре кукол «Теремок» идет премьерный спектакль «Черный снег» в постановке главного режиссера, заслуженного артиста РФ Геннадия Шугурова. В «Теремке» нечасто случаются спектакли для взрослых, и каждый из них становится событием. «Черный снег» рассчитан на зрителей старше 16 лет и рассказывает о системе уничтожения людей в немецких концлагерях.

Черный снег

Главной темой спектакля, построенного на воспоминаниях узников лагерей смерти, становится тема исторической памяти. Мы услышим голоса выживших и с той, и с другой стороны. Одни будут говорить, что не могут — да и не должны — забывать о страшных днях, другие — что нужно оставить прошлое в прошлом и жить дальше. Эти две полярные точки зрения сталкиваются в самом начале, и задача режиссера — убедить зрителей, что ни забыть, ни простить все, что тогда совершалось фашистами, нельзя. А главное — помнить это нужно не во имя прошлого, а во имя будущего.

Монотонный стук колес вагонов, привозящих ничего не подозревающих людей к воротам лагеря, где их тут же будут фильтровать на тех, кто подлежит немедленному уничтожению и тех, кто еще может быть полезен рейху, будет сопровождать все действие. А действие — это пугающие своей беспощадностью эпизоды, сохранившиеся в памяти выживших. А еще вопросы, которые они задают свои мучителям, а те неубедительно защищаются.

Но помимо леденящих душу воспоминаний в спектакле очень хорошо работает и визуал: художник Татьяна Старикова минимальными средствами создает пугающую картину. Вот справа ворота концлагеря, ведущие на «фабрику смерти». В этой части сцены будут находится два персонажа, так или иначе принимавшие участие в уничтожении людей. Еще одна постоянная деталь композиции — возвышающаяся над действием труба крематория. Страшный символ смерти, о котором не могут забыть вышившие узники, визуально делит мизансцену на две части: слева — жертвы, справа — убийцы.

Планшетные куклы в спектакле четко разделяются по времени: тени прошлого, загубленные узники концлагеря в полосатых робах — в черно-белой палитре и выжившие и состарившиеся, но не забывшие пережитого ужаса — в цветной.

Черный снег

Точно так же на контрасте играет и освещение: мертвенно-синее и теплое желтое. Куклы-узники расставлены группами. Они рассказывают свои истории и исчезают в газовых камерах: их, словно крышкой гроба, накрывают с громким хлопком. Каждая деталь символична и работает. А кукла Януша Корчака — узнаваемый портрет писателя и педагога.

Спектакль не отвечает на все поставленные вопросы, и даже не занимается обличением. Он лишь констатирует: нет будущего без прошлого. И хорошо, что эти голоса, эти вопросы сейчас звучат со сцены «Теремка».