Школа для дураков. Уроки Табакова

Четвертый вечер фестивальной программы был снова отдан Школе-студии МХТ. На этот раз саратовские зрители увидели спектакль «Школа для дураков» по роману Саши Соколова в исполнении будущих выпускников, курса Дмитрия Брусникина.

Инсценировку и постановку осуществила заслуженная артистка России Мария Зайкова, педагог курса по сценической речи. Она рассказала о том, как возникла идея этого спектакля. Спектакль вырос из зачета по сценической речи, к которому студенты готовили этот текст. А потом мастер курса Дмитрий Брусникин: «Давай, делай спектакль, потому что это про них, они это слышат, они это понимают».

«Мы надеемся и на ваш слух, ваше понимание, будьте с нами!» — обратилась Мария Зайкова к зрительному залу, и спектакль начался.

«Школа для дураков» стала учебником для всех последующих писателей-постмодернистов, из нее вырос весь русский постмодерн. Это бесконечный (буквально) монолог главного героя, учащегося спецшколы, страдающего от раздвоения личности, а значит, находящего в бесконечном диалоге с самим собой. Диалог ведут студенты Александр Золотовицкий и Леонид Саморуков. Первый — лирический, второй — дурашливый, но эти две интонации помогают нам увидеть мир глазами главного героя, испытать восторг от велосипедной прогулки, констатировать недоумение (почему это папе-прокурору не понравилась книга, подаренная учителем Норвеговым) и влюбиться, конечно. Чаще всего этот необычный персонаж будет напоминать нам о своей главной особенности: у него плохая память, но он «помнит вещи поважнее» (важнее для него самого), а мы наслаждаемся его интерпретацией. Мир, в котором главным достижением изобретение газеты без слов, совершенно точно должен быть счастливым.

Спектакль завершается сакраментальным «Don’t Worry, Be Happy». Рассказчик, и правда, производит впечатление человека, который этот рецепт и открыл. Поэтический мир тесно и осмысленно существует в постановке с языковыми экзерсисами Саши Соколова. Он не только иллюстративен — он наполняет бесконечный монолог главного героя, полный стилистической и лексической игры, новыми смыслами. «Поезд» «Нины Резник и Кукушкина баритона», программная песня Pink Floyd «Another Briсk In the Wall» и «Мы всех лучше» «Аукциона» словно написаны специально для спектакля, причем самим автором. Мы не то чтобы едем в рай, мы уже в него приехали и останемся в нем хотя бы на полтора часа, пока смотрим на мир глазами мальчика с раздвоением сознания. Мы словно выходим из-под тотального контроля системы условностей и заплесневелых запретов и распахиваем все, что есть в душе, навстречу этому чуду.

Мы всех лучше!
Мы всех кpаше!
Всех умнее и скpомнее всех!
Пpевосходим в совеpшенствах всевозможные хвалы!

Hаконец-то всем на pадость
Мы тепеpь нашли слова такие,
Те, что точно отвечают положению вещей.