Что делать? Театр драмы ищет ответы на главные вопросы вместе с Чернышевским | | Твой Саратов

Что делать? Театр драмы ищет ответы на главные вопросы вместе с Чернышевским

В Саратовском театре драмы 1 октября новый театральный сезон начался по традиции с премьеры. Постановка Игоря Коняева по роману Н.Г. Чернышевского «Что делать?» возвращает современному зрителю идеи нашего великого земляка, который для современной молодежи не более, чем памятник у входа в «Липки».

Интересно и то, что в этот день в фойе театра открылась выставка «Четыре Чернышевских саратовской сцены». Иван Слонов, Георгий Сальников, Александр Михайлов, Сергей Сосновский в разное время воплощали образ нашего великого земляка, философа, причисленного волею идеологии к революционерам.

4 Чернышевских саратовской сцены

Первое действие спектакля — костюмированная драма из жизни светского общества XIX века. Актерские работы, как россыпь бриллиантов, интересные, виртуозные, запоминающиеся. Здесь герои Чернышевского (который был философом, а не писателем) оживают, переставая выполнять роли функций, нужных автору, жизнь бурлит.

Режиссеру и автору инсценировки, завлиту театра Ольге Харитоновой удается погрузить нас в мир Веры Павловны (Зоя Юдина). Властная мамаша, ради выгоды готовая забыть о морали и нравственности  — блестящая роль Любови Воробьевой. Ее зеркалит почти безмолвная Матрена (заслуженная артистка РФ Елена Блохина).

Любовь Воробьева и Елена Блохина

Наблюдать за этой парочкой очень интересно. Единственная реплика служанки про чай, стилизованная под рекламный ролик, вызывает гомерический хохот в зале (вот она, волшебная сила искусства!). Подкаблучник-отец (Андрей Степанов), возможно, и хотел бы выступить на стороне дочери, да не смеет. Светский франт и потенциальный жених Верочки Михаил Иванович Сторешников в исполнении Максима Локтионова очарователен в своей безнаказанности и самоуверенности. И хотя светское общество в хронометраже действия занимает совсем немного времени,  дано оно точными мазками, где каждая эпизодическая роль — на вес золота: заслуженная артистка РФ Евгения Торгашова,  Александр Каспаров, Игорь Игнатов и Татьяна Родионова вобрали все светские предрассудки и мишуру и выдали на гора крепкий эмоциональный коктейль, от которого и голова закружится, и похмелье не заставит долго ждать.

Максим Локтионов, Татьяна Родионова, Александр Каспаров


Вера Павловна инстинктивно отторгает и удущающую атмосферу своей семьи, и лицемерие светского общества, она,сама того не подозревая, ищет «новых людей» и находит их сначала в учителе Лопухове,

Зоя Юдина и Александр Островной

а потом и в Кирсанове, Рахметове и Мерцалове. И вот здесь хочется сказать спасибо всей творческой группе, и особенно актерам, воплотившим этих картонных идеальных персонажей Чернышевского на сцене.

Денис Кузнецов и Илья Ульянчев

Александру Островному, Денису Кузнецову, Илье Ульянычеву (тут просто брависсимо) и Дмитрию Кривоносову удалось отскрести со своих героев толстый налет искусственности и представить взору удивленного зрителя интересных молодых людей, увлеченных идеалистов, глубоко чувствующих и в то же время активно пытающихся изменить старый порядок вещей. Что не удалось Чернышевскому, то удалось на сцене театра драмы, и это очень здорово!


Художник-постановщик Юрий Наместников в этом спектакле тоже сотворил чудо: его сценография лаконична и волшебна одновременно. Несколько белоснежных драпированных занавесов с помощью умело поставленного света (Денис Солнцев) и проектора превращаются из ограды Летнего сада в колоннаду Казанского собора,

Денис Кузнецов и Александра Коваленко

из пышно убранной гостиной с скромное жилище студентов-медиков, что уж говорить о снах, в которых можно транслировать на сцену какие угодно образы!

Зоя Юдина и Андрей Степанов

Второе действие полностью сосредоточено на утопических идеях Чернышевского. К сожалению, вполне живые герои-идеалисты из первого действия здесь превращаются в рупоры идей философа о новых людях, о прекрасном и светлом будущем, в котором «человеку можно быть добрым и счастливым». И вот тут ясно вспоминается, за что не любили Чернышевского советские школяры: за тяжеловесность слога, многочисленные повторения и излишнюю дидактику. И если в первом действии проблемы и чаяния «новых людей» вполне понятны и интересны, то во втором действии буквально каждый первый персонаж вызывает непреодолимое желание ущипнуть: почувствует или не заметит, увлеченный изложением очередной концепции.


У спектакля есть подзаголовок, в котором игры смыслов больше, чем в самой постановке: «Сны о любви». Хороший маркетинговый подзаг, продающий во всех смыслах: кто не читал Чернышевского подумают, что идут на мелодраму, кто читал — что это прочтение труда великого демократа с точки зрения отношений между мужчиной и женщиной.  Отношения Николая Гавриловича и Ольги Сократовны далеко выходили за рамки принятых тогда норм, и нестандартная супружеская жизнь подтолкнула философа к размышлениям о возможном развитии событий в любовном треугольнике Лопухов — Вера Павловна — Кирсанов, одно посвящение жене чего стоит («моему другу»)! Любовная линия во втором действии должна была приобрести новое развитие: Вера Павловна (вот сюрприз) чувствует сначала неясное томление, а потом вдруг понимает, что ее идеальный брак приносит мало удовлетворения. Пришла пора, она влюбилась!

Зоя Юдина

И тут появляется очень сложный конфликт (не только долг vs чувства), мы ведь помним, что герои Чернышевского — рупоры его представлений о светлом будущем, в котором Любовь к Людям (читай — добро) навсегда победит зло. Светлая красавица (та самая Любовь к Людям)  в исполнении заслуженной артистки РФ Эльвиры Данилиной полностью подавляет новых людей во втором действии. Они же обязаны любить всех и делать всем хорошо, но как жить, когда всем от того, что ты делаешь, хорошо, а тебе самому плохо?! Это один из главных вопросов романа и спектакля, который полтора века старательно игнорировали идеологи разных мастей, старательно удерживая Чернышевского в стане революционеров, вопреки велеречивости тяжеловесных снов Веры Павловны  вырывается на первый план. Спойлер для тех, кто не читал: разумные эгоисты Чернышевского решение все-таки найдут, пусть не идеальное, но в рамках предлагаемых обстоятельств вполне реальное.

Утопические идеи Чернышевского о светлом будущем вызывают совершенно противоречивый спектр эмоций, но главное, что осознаешь вместе с грандиозным финалом спектакля, — в будущем, которого не мог предвидеть Чернышевский, правит явно не Любовь к Людям. И даже само это словосочетание выглядит слегка претенциозным, напыщенным.

Это уже второе обращение саратовских театров к роману «Что делать?» (кажется, совсем недавно прошел первый показ спектакля в «Балаганчике». Случайностей не бывает? Мы ждем появления новых людей?!