Дария ДоронинаВ Саратовском ТЮЗе состоялась премьера феерии по произведениям Н.В. Гоголя «Майская ночь», подготовленной командой из Красноярска и Москвы.

Режиссер и автор инсценировки Роман Феодори сварил волшебное зелье по рецепту, предложенному самим Гоголем, который, кстати, прозвучит в спектакле: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколь-нибудь развязанности, какая у Балтазара Балтазаровича, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича — я бы тогда тотчас же решилась!» И вот в «Майской ночи», которой,  казалось бы, не занимать волшебства (тут и истории про панночку и ведьму, и чудом взявшаяся записка), появляется Черт (браво Алексею Кривеге!), который манипулирует всеми героями без разбору, а за ним и кузнец Вакула из «Ночи перед Рождеством», и ведьма из «Вия», и самые неожиданные – незадачливая невеста Агафья Тихоновна из «Женитьбы» и Акакий Акакиевич из «Шинели». Наверное, можно посвятить целое исследование тому, почему именно эти гоголевские персонажи появились в феерии, ведь в ней, несомненно, нашлось бы место и Носу майора Ковалева, и самому Чичикову, чтобы представить более полную палитру удивительных образов великого писателя. Но мы этим заниматься точно не станем.

Все смешалось в доме… нет, это Толстой. Смешались в кучу кони, люди… ой, это Лермонтов, а у нас Го-голь! Итак, если в уста Ганны да вложить слова Агафьи Тихоновны, да взять и заставить Голову произносить речь Башмачкина, а потом прибавить ему слова Хомы, тогда получится чистая феерия. Персонажи смешались в спектакле до неузнаваемости. Вакула (Руслан Дивлятшин) стараниями ведьмы, черта (нужное подчеркнуть) переселяется в Левко (Артем Яксанов), Агафья Тихоновна (Елена Краснова) – в Ганну (Вера Яксанова), Акакий Акакиевич (Александр Тремасов), вожделевший шинели, и вовсе предстает в образе Головы (Алексей Карабанов), который в довершение всего станет еще и Хомой Брутом. Я поясню. Череда персонажей, вереницей проносящихся в начале действия – своеобразная презентация, настраивающая на волшебный лад и наглядно, без слов, показывающая, кто населяет спектакль, получается, вводит нас в заблуждение. И больше мы не увидим Елену Краснову Агафьей Тихоновной: Ганна, за которой будут одновременно ухаживать Левко и Голова, словно в мороке начнет выбирать между женихами Агафьи Тихоновны, а потом продекламирует: «Николай Васильевич Гоголь. «Женитьба». Ну, это для тех, кто не понял. Для них же жалобно вопрошающий Голова, на секунду ставший Башмачкиным, возопит: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» И тут же буднично добавит: «Николай Васильевич Гоголь. «Шинель». Зачем режиссеру понадобились эти сноски – этот вопрос не давал покоя весь спектакль, мучает и теперь. Для тех, кто не читал Гоголя? Вряд ли им это поможет – скорее всего, не прочтут, тут я пессимист. А для тех, кто читал и узнал – это ушат воды, который прерывает действие во имя ликбеза.

Впрочем, пора перестать брюзжать, ведь в репертуаре Театра юного зрителя появился долгожданный спектакль для средней школы, который воистину может удивить пресыщенных современным кинематографом подростков! Здесь  вы впервые услышите, как аплодируют не мастерски прочитанному монологу, а спецэффектам, которые по-настоящему поражают. Именно таким и должен быть волшебный мир Гоголя – сумрачным (таинственным!) путешествием по глубинам человеческой души, где чудеса, ведьмы и черти подстерегают на каждом шагу. Все события «реальной» жизни происходят на авансцене, вся же сцена в 3d отдана потустороннему миру: здесь зловещие тени отражаются в воде, летают гробы и танцуют утопленницы. Пиршество звуков в сочетании с буйством света и цвета (художник по свету Тарас Михалевский (Москва), сценография Даниила Ахмедова) довершают эти чудеса. Музыку к спектаклю написала Евгения Терехина (Москва), звенящий колдовской голос Дарьи Дорониной (Утопленница) еще долго будет звучать в памяти, а про то, на скольких инструментах сыграли Антон Щедрин и Михаил Третьяков, будут слагать легенды.

Нечистая сила, в изобилии присутствующая в постановке, конечно, притягивает к себе внимание не только при помощи соответствующих технических кульбитов. Дуэт Анастасия Бескровная-Дарья Доронина (ведьма-панночка) буквально парой штрихов добивается абсолютной точности образов. Лукавый Черт в исполнении Алексея Кривеги и вовсе становится главной движущей силой спектакля, мотиватором поступков главных героев. Вообще вся эта чертовщина крутит и вертит персонажами, как хочет, и даже в Ганне, совсем у Гоголя далекой от сказочных событий, нет-нет да проступает что-то ведьминское.

Роман Феодори максимально наполнил спектакль малоросским колоритом, сдобрил все это волшебными приправами, замешанными на возможностях сильной труппы и современной тюзовской сцены. Знаете ли вы украинскую ночь? А впрочем, даже если и знаете, все равно, такой «Майской ночи» вы точно не видели!