C 29 по 31 октября в Саратовском ТЮЗе прошла одиннадцатая творческая лаборатория по современной драматургии «Четвертая высота», неизменным руководителем которой является Олег Лоевский.

В этом году лаборатория представила на суд зрителей, которые впервые получили свободный доступ на просмотр эскизов по электронной регистрации на сайте, три эскиза по пьесам современных драматургов.

Первым был представлен эскиз по пьесе французского драматурга Жоэля Помра «Этот ребенок» в постановке Артема Устинова (Самара). Эскиз начинается со сцены, где на трех мячах для фитнеса балансируют три герои, каждая мечтает о своем будущем, в котором она будет относиться к ребенку не так, как к ней относится ее мать. Эти мечты развиваются и завершаются чудовищной фразой: «Моя мать подохнет, когда увидит, что мой ребенок будет счастлив». Эта мечта о счастье и его недосягаемость во взаимоотношениях родителей и детей станет лейтмотивом каждой маленькой истории, из которых и состоит эта пьеса. Все герои этой пьесы ищут баланс, чтобы не усугубить свое отчаянное положение, слово эти девочки на мячах. Каждая история как будто подсмотрена в наших домах: дети не принимают ценностей, которые им навязывают родители, родители мечтают о счастье детей, но при этом неуместно жестоки (жалки, беспомощны), а в общем обычные бытовые монстры, терроризирующие свои детей из лучших побуждений, конечно же. Отдельные сцены получились убедительнее, но это скорее проблема неравнозначности текста. Сцена в морге в исполнении Ольги Логиновой и Елены Красновой – маленький шедевр, в котором виртуозно нагнетается атмосфера отчаяния и ужаса перед неизвестностью. Но и здесь возникает тема счастья, когда героиня Ольги Логиновой, прошедшая опознание и убедившаяся, что под простыней не ее сын, восклицает «Это так ужасно быть счастливой до такой степени!».

Второй эскиз по пьесе испанского драматурга Жузепа-Марии Миро-и-Коромина «Закон Архимеда» в постановке Натальи Шумилкиной (Москва) оказался трудным испытанием для публики. Текст о тренере по плаванию Жорди (Владимир Егоров), поцеловавшем ребенка, который боялся воды (казалось бы, невинный поступок) приобретает в глазах детей, затем их родителей, и вот уже в глазах давно работающих с ним коллег совсем иной, ужасный смысл. Постоянные флешбекис повтором уже проигранных сцен постепенно раскрывают суть возаимоотношений и подоплеку происходящего. И тут стоит отметить мастерство Владимира Егорова и Евгения Сафронова. Первый тончайше проигрывает изменение душевного состояния своего героя от душки-тренера, предмета тайный вожделений девочек-подростков до отчаявшегося, осознающего беспросветность будущего, уничтоженного общественным мнением человека. Евгений Сафронов играет коллегу Жорди, который не может похвастать такой же популярностью. Из безобидного простака он превращается в обвинителя коллеги – и здесь мы видим, как постепенно он заражается общей паранойей. К сожалению, спектаклю не хватило темпа, а потому чувствовалась усталость зрительного зала от всей этой тяжелой истории.

Третий эскиз по пьесе Светланы Баженовой, ученицы Николая Коляды, «Как Зоя гусей кормила»,  в постановке Андрея Гончарова стал бесспорным фаворитом лаборатории и по реакции зрительного зала, и по режиссерским задумкам, и по интересному обсуждению ну и, конечно же, по талантливым актерским работам. Владимиру (Алексей Ротачков) врачи сказали, что его матери (заслуженная артистка РФ Нина Пантелеева) осталось жить два дня. Он просит своего друга (Алексей Карабанов) привезти ему из деревни девушку. Так в квартире, где все ожидает смерти появляется Женя (Александра Карельских). Женя осуществляет свою мечту – переехать в город – и готова мириться со всеми неудобствами, даже с таким, как строптивая и никак не желающая покинуть этот свет Зоя. Цепь комических ситуаций разыгрывается очень тонко (гомерических хохот зала откликается на каждую реплику). Каждый из героев по-своему несчастен и вместе с тем комичен, и в этом состоянии артисты искусно балансируют, не срываясь в мелодраму, но и не ограничиваясь исполнением отдельных реприз, браво! Чудовищные «китайские, но со вкусом» наряды Жени переезжают в городскую квартиру, и словно делят жизнь Владимира и Зои на «до» (когда она, жалея свою жизнь упрекает сына в неблагодарности) и «после» (когда деревенская девушка выстраивает новую систему отношений, в которой всем обитателям этой тесной убогой квартирки становится легче дышать). Сцена, когда герой Алексея Карабанова ломает это зарождающееся счастье, срежиссирована и сыграна филигранно. Насилие – это звонкий стук ложки о тарелку и безобразные прихлебывающие звуки, и разлитые щи на белой рубашки и продолжающий поглощать еду и извергающий жестокие слова рот, минимум движение, но происходит все, и этот почти бесшумный ужас сковывает зрительный зал.

Пусть кому-то из зрителей не хватило хеппи-энда, на обсуждении их дружно убеждали, что он просто не возможен и не нужен. Что ж, лаборатория, искавшая ответы на самые насущные человеческие вопросы, завершилась. А мы будем ждать итогов голосования.