Ну что ж, что стали мы седыми,

Любовь – бессмертья эликсир…

6 ноября в Саратовском ТЮЗе состоялся специальный показ спектакля «Старосветская любовь», приуроченный к юбилею художественного руководителя театра, народного артиста России Юрия Ошерова.

Спектакль по повести Н.В. Гоголя «Старосветские помещики» в постановке А. Петрова идет с 1996 года. Секрет такой долгой сценической жизни в совокупности многих слагаемых: это филигранно точно передающая богатейший язык прозы Гоголя инсценировка актера ТЮЗа Бориса Федотова, удивительно трепетные и в то же время с юмором написанные песни (стихи Бориса Федотова, музыка Сергея Ткачева) и, конечно, неповторимая игра двух корифеев театра – народных артистов России Юрия Ошерова и Светланы Лаврентьевой. Невозможно не полюбить двух стариков в их исполнении. Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна живут, казалось бы, в какой-то параллельной вселенной, в которой единственное, что имеет значение, – это их взаимная привязанность, а расцвечивают жизнь милые мелочи – грибочки-варенья-соленья, приятная трапеза да редкий гость, заглянувший на огонек.

Афанасий Иванович в исполнении Юрия Ошерова – нежно любящий муж. Он не откажется от удовольствия подшутить над своей хозяйственной женой, но в то же время так же суетливо начинает хлопотать, принимая гостя, удивляется и радуется каждому предлагаемому лакомству. Эта пронесенная через годы, неистершаяся, непотраченная любовь проявляется и в том, как Афанасия Иванович переживает за Пульхерию Ивановну, остро переживающую свою бездетность. Это одна из самых драматичных сцен спектакля: колядующая ребятня и надрывно баюкающая куклу хозяйка, нервно раздаривающая игрушки чужим детям. Драматическая пружина спектакля с этого момента безжалостно нарушит размеренное существование двух стариков, а нам останется только пережить вместе с Афанасием Ивановичем утрату и наблюдать за тем, какое потерянное существование будет вести он. Юрий Ошеров в конце спектакля – это тень прежнего Афанасия Ивановича, каждый день, каждая прожитая минута которого были наполнены смыслом, ведь рядом с ним была Пульхерия Ивановна. Он потерял главный ориентир в жизни, и смотреть на это больно и трогательно одновременно.

После такого бенефиса уже не казались чересчур высокопарными официальные слова поздравлений, а обычная для таких торжеств статистика только умножила впечатление: более 100 ролей в театре, 57 поставленных в качестве режиссера спектаклей, 10 лет на посту художественного руководителя.

На контрасте с официальными поздравлениями прозвучал подарок от коллег: к юбиляру на огонек зашел не кто иной, как бог театра, а потом герои разных спектаклей и вовсе задушили в объятиях и даже укачали на коленях. Лаконичное, емкое, веселое и озорное поздравление лучше всяких слов сказало о любви коллег, а аплодисменты зрителей – о том, что юбилейный вечер удался.

Ну что за пошлый глуп принцип —
Простое счастье презирать
И о каком-то вздорном принце,
В подушку плачась, все мечтать.
Замрите, горны и фанфары,
Коснись слегка струны, смычок,
Звучи, романс любовный старый,
Звени за печкою, сверчок…