В ТЮЗе состоялась премьера спектакля «Приключения Пиноккио» в постановке Паоло Эмилио Ланди, давно сотрудничающего с театром («Брак по-итальянски», «Шум за сценой», «Любовь к трем апельсинам» и др.) На этот раз – детский спектакль по сказке Карло Коллоди, ставшей отправной точкой для «Золотого ключика» А.Н. Толстого.

На сцене – незаконченные декорации, пленка, стеллажи с инструментами и краской, костюмы условны, почему – не будем раскрывать секреты! Действие быстро набирает обороты: вот уже папа Джепетто попадает в тюрьму, Пиноккио убивает(!) Сверчка, выбирает театральное представление вместо школы… История очень знакомая, разве что приключения в стране игр и в чреве кита не известны зрительному залу, а потому не в ней дело! Постановка для ТЮЗа получилась новаторской, с элементами эксцентрики. Условность происходящего нарочито подчеркнута не только отсутствием костюмов, дуэты актеров ловко и уморительно изображают Сверчка (с четырьмя постоянно шевелящимися лапками) или Корову, а  небрежно свисающая пленка превращается в кита с раскрытой пастью, а потом в его чрево, надутые перчатки – в рыб, а крышка от банки с краской – в луну, наблюдать за этими превращениями обыкновенных бытовых вещей в сказку чрезвычайно интересно.Алексей Чернышев

Представление, как будто ему тесно в рамках сцены, постоянно выплескивается в зрительный зал, и нам предлагается не просто поддержать кого-нибудь из героев (это привычная практика в детских спектаклях), зрители будут изображать шум моря и волны, чаек … и ослов. Рядом сидящий папа аппетитно похрустывает честно заработанной морковкой (это он «поработал» на сцене ослом).

Зрители устроят актерам и режиссеру заслуженные овации и покинут зал, душераздирающие приключения героев закончатся, к счастью, хорошо: Пиноккио осуществит свою мечту и станет настоящим мальчиком, вот только чего ему это стоило! Убийство Сверчка, гибель ослика Фитилька, пытки Пиноккио (да, это именно так и называется – «будем пытать»), угрозы: «Если ты не будешь работать, я съем твое мясо, а из кожи сделаю барабан!», комплекс вины из-за предполагаемой смерти Джепетто… все эти эксцессы неприятны, как гвоздем по стеклу, да, дети в интернете и по телевизору, наверняка, и не такое видели и слышали. Но все же кровожадность братьев Гримм, например, подвергалась коррекции – пересказу для детей. Уверена, в спектакле можно было обойтись без такого натурализма, а заодно и излишней нравоучительности. Наша замечательная детская литература учит исподволь – выводы нужно делать самому, что такое хорошо и что такое плохо. А тут и думать не надо, со сцены уверенно несется в зал: «Дети, которые заботятся о своих родителях в старости и нужде, достойны похвалы и уважения!» Только вот практика показывает, что подобные моралите трудноусвояемы и отскакивают, что горох от стены. А образы надолго остаются в памяти. И получается, что толстовский Буратино умнее и добрее своего собрата Пиноккио.