В Саратовском театре оперы и балета готовится мировая премьера балета «Вешние воды», приуроченная в 200-летию И.С. Тургенева, чья одноименная повесть легла в основу либретто. Она пройдет 23 мая, на второй день XXXI Собиновского музыкального фестиваля. Музыку к балету создал заслуженный деятель искусств России Владимир Кобекин по заказу театра. 

Это первый балет в творчестве Владимира Кобекина (театралы наверняка помнят его оперу «Маргарита», также впервые поставленную на сцене саратовского театра, за которую он получил «Золотую маску» как лучший композитор).

Дирижер-постановщик спектакля — народный артист России Юрий Кочнев, балетмейстером-постановщиком в очередной раз стал заслуженный деятель искусств Республики Карелия, лауреат «Золотой Маски» Кирилл Симонов, в творческой биографии которого это пятая работа с саратовской балетной труппой (до этого были «Дон Кихот», «Сон в летнюю ночь», «Стальной скок», «Super Золушка»).

Молодой дворянин Дмитрий Санин (Алексей Михеев), путешествуя по заграницам, случайно знакомится с итальянской семьей. Старшая дочь Джемма (Кристина Кочетова) нравится ему, а после того, как ему пришлось вместо жениха защищать ее честь, Санин влюбляется и решает жениться. Но случайная встреча с бывшим однокашником Ипполитом Полозовым (Александр Седов) и его женой (Татьяна Князюкова) не дает этому осуществиться: Мария Полозова соблазняет его, и Санин становится ее игрушкой.

Название этой поздней повести Тургенева (написана она в 1871 году) взято из строк старинного романса, ставшего эпиграфом:

Веселые годы,

Счастливые дни –

Как вешние воды

Промчались они!

Автор таким образом заранее сообщает нам свою основную идею, не допуская разночтений. Нечасто бывает, чтобы либретто полностью совпадало с литературной основой, но в балете «Вешние воды» не только бережно и филигранно сохранена фабула повести, но и очень точно, виртуозно расставлены акценты. Авторы (Кирилл Симонов и Владимир Кобекин) не пошли по пути упрощения, сохранив всю неоднозначность поступков главного героя, его метания.

На полупрозрачном занавесе – дворянская усадьба. Звучит увертюра, а на сцене зажигается свет и начинается действие. Словно призраки старого дома, за занавесом почти бесплотные, вдруг оживают лица прошлого и  рассказывают свою историю. Здесь же, в увертюре, впервые прозвучит, чтобы не раз вернуться в музыкальную ткань балета, тема времени – как тиканье часов. И в танце Кирилл Симонов постоянно включает движения, имитирующие вращение стрелок, а иногда просто фиксирующие, который час. И всегда нам об этом напоминает Джемма, словно чувствуя, что отведенное для счастья время утекает.

Первое действие – это история Санина и Джеммы.  Вот он знакомится с семьей: как Джемма похожа на свою мать! Почти зеркальное отражение в танце юной дочери и матери (заслуженная артистка РФ Вера Шарипова), ее время уже прошло, словно напоминает нам хореограф. Сцена вызова на дуэль (Санин отнимает розу у зарвавшегося нахала) – взрыв эмоций, воплощенный в танце. Только она оправдывает Санина в наших глазах: он может быть решительным, благородным, а в остальном абсолютно безвольный герой плывет по течению,  безотчетно совершая важные поступки, не задумываясь, принимая решение. Он не ищет любви, она сама его находит. Он всего лишь поддается порыву – романтический вальс сменит тревожная музыкальная тема-предупреждение, Алексей Михеев и Кристина Кочетова буквально летают на крыльях любви и надежды.

Кажется, влюбленные находятся на самом пике эмоций, Джемма доверчиво прильнет к своему избраннику, а он решительно увлечет ее за собой, но занавес упускается – и это уже только бледные тени, готовые исчезнуть, время не пожалеет их.

Художники-постановщики балета Екатерина Злая и Александр Барменков создают удивительно красивое и в то же время мрачное сценическое пространство. Чернеющие, словно покрытые пеплом несбывшихся надежд стены, на которых золотом отсвечивают канделябры, огромные разбитые окна зияют черными дырами. И довершают эту картину запустения, забвения мощные черные стволы деревьев, прорастающие сквозь пол и уходящие под потолок, так что кроны нам не увидеть. «Быльем поросло», — говорит старинная поговорка, художники идут дальше, и вместо травинок-былинок прошлое пускает глубокие корни и не отпустит никогда.

Все первое действие на сцене будут доминировать белые воздушные наряды: легкое девичье платье Джеммы, элегантное и строгое ее матери, и воздушно-прозрачные одеяния кордебалета. Затем появятся пышные манто, полетят искусно подсвеченные снежинки. Весь этот счастливый мир превратится в огромный снежный шар, только встряхни его – вновь все заискрится, заиграет, но этот праздник быстротечен, об этом нам напомнит печальная флейта.

Второе действие встречает нас эротичными черными одеяниями и молодыми оленьими рогами. Вешние воды, символ мимолетности любви,  ждут на водопой жаждущих, но они недолго полноводны и бурливы. На сцене появляются новые герои – Мария и Ипполит Полозовы. Александр Седов замечательно точно сыграл характерную роль подкаблучника-сводника, а Татьяна Князюкова – роковую женщину, кокетку, играющую судьбами. Здесь-то и возникает явная аллюзия на «Лебединое озеро»: белый лебедь и черный лебедь, Одетта и Одиллия, добро и зло – все как в знакомом сюжете. Но Зигфрид, как идеальный романтический герой, разрушит злые чары на пути к заслуженному хэппи-энду. Санин же начисто лишен и воли, чтобы противостоять соблазнам, и веры в возможность исправить ошибку.

Сцена в театре – искусно созданное предупреждение. Трио музыкантов (скрипка, тромбон, кларнет) и трио танцовщиков (Валентина Коршунова, Юлия Гусарова, Петр Бочков) сыграют спектакль в спектакле  –  «Пастораль», – который предвосхитит все дальнейшие события. Внезапно нагрянувшее чувство к Джемме и намерение жениться будут быстро забыты. Алексей Михеев и Татьяна Князюкова сплетаются в страстном танце-борьбе, победителем в котором выйдет торжествующая женщина. Здесь появится еще один символ беды – черное разбитое зеркало, а Санин облачится в черное.

Главным героем балета становится время. Оно планомерно отсчитывает секунды в главной музыкальной теме. День и ночь сменяют друг друга, вслед за зимой приходит весна,  пробуждается природа, даже черные зловещие стволы деревьев зазеленеют (художник по свету Екатерина Чернощекова) – время идет вперед, оставляя наши чувства, наши ошибки далеко в прошлом. Их не вернуть, не исправить, о них можно только вспоминать и горько сожалеть. К этому и придет наш негерой, оставшись в одиночестве. Финал балета трагичнее, чем у Тургенева. В повести у главного героя есть надежда на будущее: он строит планы, Джемма счастлива в замужестве. В балете авторы лишают Санина даже призрачной надежды. Его встреча с замужней возлюбленной – это картина разрушенных судеб. Джемма как сломанная кукла с остановившимся взглядом и неловкими движениями, а кульминацией танца станет образованное двумя сломавшимися пополам телами сердце, которое через мгновение снова распадется на части.

«Теперь зима; мороз запушил стекла окон; в темной комнате горит одна свеча. Я сижу, забившись в угол; а в голове всё звенит да звенит: Как хороши, как свежи были розы…» — это более позднее стихотворение в прозе Тургенева приходит на ум, когда видишь одинокую фигуру Санина на пламенеющем диване. Оно может стать эпиграфом к балету, который расставил все точки над i, не проставленные Тургеневым.