Ирина Горелик16 и 17 ноября на фестивале Янковского показал два спектакля иерусалимский театр «Микро», создателем и художественным руководителем которого является Ирина Горелик, в спектаклях занята Мария Горелик, выпускница саратовского театрального училища.  Ирина и Мария Горелик – дочери Льва Горелика, основателя театра миниатюр «Микро».

20 лет назад Ирина Горелик организовала театральную студию, которая стала базовой для театра. В 2004 году студия стала театром, который поддерживает государство. «Театр «Микро» был театром нашего папы, и это не то что продолжение, потому что у нас драматический театр, а у папы – эстрадно-сатирический, но хотелось, чтобы это имя стало нашим, и мы под ним работаем». В репертуаре театра «Микро» шесть спектаклей – по Эмилю Ажар «Страхи царя Соломона», И. Зингеру «Тойбеле и ее демон» и «Рукопись», по рассказам Эдгара Кэрота, и по пьесе Ханоха Левина.Мария Горелик

Спектакль-участник фестиваля поставлен по роману Меира Шалема «Русский роман». История русских евреев, приехавших в израильскую деревню, которую они построили своими руками. В центре истории мальчик, который не знает, кто его отец. Есть три кандидата, у каждого из них был роман с его матерью. С одной стороны, он пытается понять, кто его папа, с другой стороны, он хочет понять, какой была его мама и почему никто не знает, кто его отец? Этот герой – альтер эго автора.

Актеры театра много говорили о реалиях культурной жизни Израиля, о том, какие зрители приходят в театр, об их ожиданиях и табу: иногда после спектаклей получают гневные письма от разгневанных зрителей с упреками в неподобающем использовании библейских образов.

В ответ на вопрос, как актеры попадают в этот театр, журналисты услышали «испанская инквизиция ничто по сравнению с этим», а Илан Хазан показал уморительную пантомиму для кастинга. Сама же Ирина Горелик так рассказала о своем месте в театре: «В течение 20 лет я строила театр на себя, со своими актерами, я их воспитывала, я их растила так, как я представляю, каким должен быть театр. Да, мне хочется работать и делать то, что мне представляется важным и интересным, а для чего же я тогда это делала? Конечно, сейчас уже возникают мысли о том, что стоит привлекать какие-то новые силы в театр, и есть инициативы, но это нелегко. Мне самой нелегко. Потому что я что-то вижу, чувствую, и мне хочется продолжать эту линию. Я с одной стороны хочу свежий взгляд, с другой не хочу. Это нелегко. Это я должна сама каким-то образом либо измениться, либо сказать, что у меня есть моя цель, выполняйте мои цели. Вот она инквизиция, в действии, с кровавыми руками сижу».Театр Микро

Как всегда, на фестивале имени Янковского участники рассказывают о великом актере, рассказали и Ирина Горелик свою историю: «Для меня Олег Иванович Янковский очень много значит. Я помню, мы с моей подругой бежали за ним по улице (он только что сыграл в «Щите и мече»), пытаясь хоть как-то приблизиться.  Вы можете себе представить (7 класс что ли это был, я уже не помню) страстно влюбленных в немецкого офицера российских девочек. Какого грандиозного обаяния он актер был, что мы не Любшина выбрали. И мы ходили на все спектакли. У него было то, что Станиславский называл «лучеиспускание». Есть такая штука: ты приходишь в театр, все актеры хорошо играют, но к кому-то все время тянется взгляд, вот это что-то особенное, когда от человека как будто прожектор идет. Они с папой были знакомы, я с ним встречалась в неформальной обстановке… Был у него какой-то сложный период, и он мне вдруг сказал, что, что бы то ни было, но он очень счастливый человек. Актер с тонкой психикой, изнервленный, в нем была человеческая гармония, и это необычайно привлекало».