Станислас Рокет и Алексис ЛепрэнсРежиссеры Станислас Рокет и Алексис Лепрэнс рассказывают о спектакле «Правила поведения в современном обществе»

В саратовском театре драмы идут репетиции спектакля по пьесе Жана-Люка Лагарса «Правила поведения в современном обществе». Пьеса – это свод рекомендаций на все случаи жизни, от рождения до смерти. Кто должен регистрировать новорожденного, как выбирать крестных и имя ребенку, кто организует сватовство и все подробности свадебного обряда… Все это излагается с экспрессией, которую обеспечивает необычный синтаксис: слова теснятся, перебивают друг друга – и непременно вызывают улыбку. Постановку осуществляет Станислас Рокет вместе со своим помощником Алексисом Лепрэнсом.

В прошлом году Станислас показывал в Саратове свои моноспектакли и вот сейчас вернулся уже в качестве режиссера. Подводя итоги первого репетиционного периода, Станислас и Алексис рассказали о спектакле и своих впечатлениях от работы в Саратове.

– Станислас, как вы пришли к режиссерской профессии?

С.: Есть тексты, которые я очень люблю и содержанием которых я хотел бы  поделиться. И мне очень нравится управлять актерами, это увлекательно. Мне нравится командная работа, потому что я делал много моноспектаклей. А здесь я так рад, что есть шесть актеров. Я работаю много с Алексисом, преподавателем и режиссером, и, конечно, он специалист по Лагарсу.

– Кто из вас выбирал пьесу?

С.: Я выбирал, но этот выбор пьесы мы обсуждали и с Алексисом, и с театром.

Алексис Лепрэнс
Алексис Лепрэнс

А.: Эта пьеса была создана по учебнику «Правила поведения в современном обществе»,  это настоящий учебник, написанный в 1898 году. И Лагарс им вдохновлялся. И в то время, когда вышла пьеса Лагарса (1994 год – ред.), эти правила казались немного консервативными. Что интересует нас в этой пьесе, и Лагарса интересовало, — это не столько содержание этих правил, сколько форма.

– Как зрители во Франции воспринимают эту пьесу?

С.: Эта пьеса очень часто ставится. Лагарс – это современный французский автор, которого больше всего переводят и ставят сейчас. Его изучают на бакалавриате, его ставят в Комеди Франсез. И недавно приз Каннского фестиваля получил фильм, поставленный по его пьесе «Это всего лишь конец света». Эту пьесу много ставят, потому что она забавная, заставляет людей смеяться, и при этом волнует их. Иногда ее ставят с одной актрисой, которая произносит монолог. А иногда даже с пятнадцатью актерами. Здесь мы решили поставить ее с шестью актерами, которые представляют три пары разных поколений, чтобы по-другому прочесть пьесу. Когда это один актер, он просто обязан проводить урок. У нас не будет урока, мы разыгрываем сцены, и становится очевидно, что эти правила абсурдны. Здесь есть перекличка с театром абсурда: Ионеску, Беккет. Лагарс – наследник этих писателей.

– Я знаю, что вы ходили на спектакли театра драмы, расскажите о ваших впечатлениях.

Станислас Рокет
Станислас Рокет

С.: Мы ходили на спектакли, чтобы увидеть на сцене тех актеров, с которыми мы работаем. В первую очередь мы познакомились с Любовью и Игорем Баголеем, потому что проводили с их студентами мастер-класс в прошлом году. Затем они нам представили еще трех актеров – Виктора Мамонова, Татьяну Родионову и Дмитрия Кривоносова, и прямо перед началом репетиций выбрали еще одну студентку.

Мы посмотрели «Кабалу святош» и «Женитьбу» Гоголя. Актеры очень эффективно работают, у них очень большой опыт. Это достаточно сильно отличается о того, что мы видим во Франции. Актер проигрывает от начала и до конца спектакля одну роль, для нас было интересно посмотреть, как они могут изменять персонажа в течение спектакля. Что нас очень сильно удивило – это то, что каждый день идут совершенно разные спектакли (12-14 одновременно). Этого практически не бывает во Франции, только в Комеди Франсез.

– Да, у нас репертуарный театр.

С.: Это впечатляет.

А.: Нам очень понравилась сценография в «Женитьбе» Гоголя, в частности этот торт-свадебное платье. И, несмотря на огромную, символически значимую декорацию, чувствовалась очень тонкая работа с мелкими деталями.

С.: Я был тоже поражен стилем игры русских актеров, потому что во Франции мы чаще всего стремимся к реализму. А здесь я вижу больше экспрессивности у актеров. Очень интересно это видеть.

А.: Я считаю, что когда мы работаем с людьми, которые имеют другой метод работы, мы задумываемся о том, что у нас априори, какие у нас установки. И это заставляет нас задумываться о том, что раньше казалось очевидным. Это всегда радует.

С.: Мы здесь уже три недели. Некоторые репетиции проходили просто фантастически. Множество эпизодов придумывались прямо на площадке. Пришлось немного сократить текст, потому что хотелось, чтобы было понятно, смешно и трогательно, ведь эти правила иногда давят на человека, угнетают, а иногда подталкивают к чему-то прекрасному. Мы выбрали множество ситуаций, чтобы это все  рассказать: семью, школу, церковь, администрацию, офис, множество таких ситуаций. Актеры проживают одну ситуацию за другой  – таким образом показывается вся жизнь.

– На какого зрителя рассчитан ваш спектакль?

С.: Я надеюсь, что тот спектакль, который мы сейчас ставим, будет понятен и доступен всем. Думается, что этот паркур —  жизнь от рождения до смерти — сможет вызвать резонанс у зрителей, затронет  абсолютно каждого. Какой выбор мы делаем в каждый момент нашей жизни: свадьба, выбор имени ребенка, крещение – это то, что затрагивает всех. Как мы проживаем то, что время проходит, сложности в отношениях в семье. Мне кажется, он ставит много вопросов. Это одновременно смешно и грустно, волнующе и бурлескно. Мы отработали три недели, теперь вернемся в середине февраля. Нужно было, чтобы мы нашли методику работы с актерами, это не сразу пришло. Потому что я не сказал им: «Ты будешь говорить это, ты – это, ты – это». Мы сначала делали импровизации, а потом решили,

кто и что будет говорить. Они никогда так не работали. Они все это скажут. Мы очень много делали импровизаций с их собственным воображением, где они сами ставили небольшие сценки. То есть мы старались с Алексисом и с ними вместе создавать спектакль, когда актеры сами что-то предлагают, и я говорю «это – нет», «это – да», «возможно». Это очень важно, чтобы актеры также были создателями, творцами. Они не должны вставать по стойке смирно перед режиссерами.

– Наверное, не все режиссеры с вами согласятся.

С.: Я знаю, да. В конечном итоге я решаю, но процесс создания – коллективный. Я хочу, чтобы актеры на сцене были ответственны за ту историю, которую они рассказывают в этом качестве, а не только персонажами были. А актеры русские очень щедрые. Как только мы что-то предлагаем, они говорят: «Да!» Во Франции часто, когда мы что-то предлагаем, актеры говорят: «Да, но почему?»

– То есть готовы альтернативы предложить?

С.: Возможно, но иногда это означает, что они ленивы. А здесь актеры всегда полны энтузиазма и позитива. А чтобы что-то создать, просто необходимо быть энтузиастом.

– К каким проектам возвращаетесь во Францию?

С.: Я буду продолжать играть монологи и буду ставить спектакль с Мари Навару, это молодой французский драматург. И я преподаю в Париже. А еще я готовлю событие для Пантеона. Мы сделаем большой вечер вокруг политической дискуссии в этом легендарном месте.

А.: Я вернусь в университет преподавать литературу и театр, продолжу сотрудничать с театрами в постановке спектаклей. Но в этом году я концентирирую мою театральную энергию на Станисласе.

– Ходит ли во Франции в театр молодежь?

С.: Молодежь во Франции ходит в театр, но не везде. Есть иногда партнерские отношения между театрами и школами. И абсолютно точно, что есть культурная политика, которая стремится привести молодежь в театр. Я считаю, что она недостаточна.

– Есть мысль поставить пьесу русского драматурга?

– Да, Чехова. Но для него нужно много актеров и много денег. Есть много французских режиссеров, которые используют тексты Чехова, Достоевского, Гоголя, которые с этим экспериментируют.

– Да, у нас тоже. Иногда в этих экспериментах на первое место выходит режиссер, и совсем теряется автор.

А.: У нас тоже такая проблема есть. Текст становится подтекстом. В нашей пьесе текст заставляет работать. И мы в каждой части стараемся найти мотор игры. Мы сделаем все, чтобы публика пережила сильные моменты.

Премьера спектакля «Правила игры в современном обществе» состоится 3 и 4 марта на Малой сцене театра драмы.