Александр Фильянов4 октября саратовский театр драмы представил на суд зрителей уже вторую премьеру нового сезона – «Сошедший с поезда». Эту постановку осуществил автор пьесы, наш земляк, Алексей Слаповский.

Рассказывая о спектакле, всегда стараешься «не навредить» зрителям, которым еще только предстоит его увидеть. «Сошедший с поезда» – вещь уникальная, потому что любая попытка поговорить о том, что удалось сделать актерам и режиссеру, приведет к неизбежному, поэтому предупреждаю сразу: осторожно, возможны спойлеры.

Сценография Юрия Наместникова сначала рисует нам воображаемые обстоятельства: кровать, баночки с грибами, бревна сруба, поленница с дровами, даже железная дорога – все нарисовано. Герои словно проверяют на прочность этот придуманный автором мир, да и автор тут как тут, с ним можно и поспорить, и спросить совета о характере своего героя и его дальнейших действиях. После антракта все, что было нарисовано, становится объемным и реальным: обстоятельства нешуточные, и решения надо принимать уже по-настоящему, без фантазий и экспериментов.

Автор и актеры рассказывают историю, где все на первый взгляд очень просто, но банальный любовный треугольник не раз и не два спутает карты, как в хорошем детективе заставляя поломать голову, что же все это значит. Итак, некий Антон (Григорий Алексеев) бросает взгляд из вагона-ресторана на встречающую в забытой богом глуши поезд Лару (Татьяна Родионова) и решает остаться. Эта встреча станет переломным моментом не только для него, но и для Лары, и ее мужа Романа (Александр Фильянов).

Что можно ожидать от совершенно незнакомого человека, который врывается в твою жизнь, декларативно заявляя, что решил все изменить в своей. Чем может обернуться спонтанное решение как для самого Антона, так и для тех, в чей размеренный быт он внесет сумятицу. Кто в этой игре кошка, кто мышка. «Загадочная история», – гласит подзаголовок пьесы, и мы с головой уйдем в решение ребусов, которые нам преподнесут.

Пронзительна игра Александра Фильянова – до мурашек по коже, актер в моменты пауз рассказывает нам о чувствах своего героя больше, чем во время монологов. Он проведет Романа от безбашенной бравады до опустошенного отчаяния. Татьяна Родионова играет потерянную душу, метущуюся, ищущую любви и нежности… Но что находит она? В последней сцене их встретившиеся, нервно сжимающие друг друга руки станут символом надежды, так необходимой им обоим.

Психологическая шарада, держащая в напряжении от первой до последней минуты, сдобрена фирменным юмором Алексея Слаповского, что немножко разряжает обстановку, ничуть не снижая высокой планки, которую задают и автор, и актеры. В спектакле звучат песни Слаповского, которые проговаривают то, что не решается сказать в пьесе автор. Так иногда случается, что музыкальный ряд становится не только отражением, но и продолжением того, что мы видим на сцене. И пусть песни были написаны давно, а не «по случаю», они расставляют все точки над i в этой странной, как во сне происшедшей истории, нам не хватает именно того, о чем поет в своей отстраненной манере сам Слаповский: «Мне снился странный сон, что мы словами научились говорить, мне снился странный сон, что наши созданы для зрения глаза…» Этот странный мир, в котором живут и герои пьесы, и мы с вами, мир, в котором не всегда можно объяснить то, что чувствуешь, и не всегда будешь понят, этот мир вновь и вновь ставит перед нами вопросы, на которые каждый из нас ответит по-своему.