Впервые в Саратове на Третьем фестивале имени Янковского побывал новокуйбышевский театр-студия «Грань». Два спектакля – рождественская притча Жюля Сюпервьеля «Вол и осел при яслях» и трагифарс по Сартру «Post Scriptum» были тепло встречены саратовскими зрителями.

Новокуйбышевск – малая культурная столица (20 минут езды от Самары). Город Новокуйбышевск создавался вокруг предприятия, а потому не было никаких исторических культурных традиций. И Эльвира Анатольевна Дульщикова, создатель театра-студии «Грань», в первую очередь ставила для себя задачу создания культурного пространства. Театр был создан в 1970 году. Сейчас в Новокуйбышевске существуют уникальные для самарской губернии коллективы: профессиональный джаз-оркестр «Мираж», академическая хоровая капелла, народный ансамбль песни и танца, театр-студия «Грань». Этот небольшой театр – всего шесть актеров и художественный руководитель – учпешно участвует во многих фестивалях. Так, на фестивале малых городов России Театра Наций в 2013 году спектакль «Фрекен Жюли» получил Гран-при и два приза за женские роли у Юлии Бокурадзе и Алины Костюк. В этом году Алина Костюк получила премию за лучшую женскую роль в спектакле «Post Scriptum». С 2001 года театр-студия «Грань» проводит фестиваль «По-Мост», на котором побывал и спектакль саратовского театра драмы «Бешеные деньги».

В театре давно существует традиция рождественских спектаклей, так родилась постановка притчи «Вол и осел при яслях»: куклы и два актера (Александр Овчинников, начинавший обучение в Саратове как актер театра кукол, и Юлия Бокурадзе, закончившая СГК).

Спектакль по пьесе Сартра создавался долго – семь месяцев репетиций, а затем все заново: декорации, репетиции. Принципиально изменено название пьесы, рассказывает худрук театра и режиссер Денис Бокурадзе: «P.S. – после смерти, после Cартра, после спектакля. Когда жизнь уже прожита, все сделано, все сказано, изменить ничего нельзя, эта попытка – P.S. – досказать, дообъяснить. Тогда мы понимаем, что все надо делать вовремя…»

Зрители проходят через партер, поднимаются на сцену, заходят за закрытый занавес – а там, на сцене – еще один зрительный зал – мы попадаем в один из кругов сартровского ада. Медные стены, дверь, которая не должна открываться, но за которой нам иногда позволят увидеть тень того, настоящего мира – отблеск воспоминаний о прошлом трех героев, воспоминаний, которые будут мучительной, но обязательной программой – наказанием после смерти. Все эти воспоминания транслирует нам Юлия Бокурадзе – вздохи и детский плач, торопливая речь из темноты – ни пафоса, ни обвинений, но эта филигранно сработанная гнетущая атмосфера определяет всю стилистику спектакля.

Ад Сартра – это умственная пытка, каждый из трех героев знает предельно ясно, за что его сюда поместили, но продолжает лгать другим и себе. Можно ли судить о жизни по одному поступку – на этот вопрос ответ однозначен. И лгать не получается – ведь в каждом из них, как в зеркале, отражается судьба другого. Темнота, только прожектор, громко включающийся, выхватывает одно из измученных растерянных лиц, красные отблески медных стен и мучительные бессмысленные попытки найти себе оправдание.

«Только поступки определяют цену наших желаний», – и, сделав однажды выбор, уже нельзя переписать жизнь набело. Даже если откроется дверь, ты не покинешь свой внутренний ад, выхода нет.