«Может мы действительно были когда-то ангелами?

А потом что-то случилось? Что-то с нами произошло?.. »

Владимир Назаров, Валерий Малинин иТатьяна РодионоваЗрительный зал полон, скоро погаснет свет, мы замерли в предвкушении чуда, сейчас нам напомнят, что нужно выключить мобильные… Но нет, раздается команда включить телефоны, а дальше что-то совсем несусветное – актеров хлебом не кормить, руками не трогать: если кто-то еще не понял, спектакль уже идет, и в полной темноте возникает диковинный силуэт в парике (вспоминаем, что в программке написано – Людовик XVI)!

Именно так начинается премьерный спектакль на Малой сцене театра драмы «Шар братьев Монгольфье» в постановке Елены Олениной, драматург Вадим Леванов.

У героев пьесы нет имен, что изначально делает персонажи обобщенными. Некий мужчина (Валерий Малинин), купив билет на воздушный шар, оказывается в одной корзине с женщиной (Татьяна  Родионова) и инструктором (заслуженный артист РФ Владимир Назаров). Что же из этого может получиться? Вместе с набираемой высотой герои теряют чувство равновесия, их бросает из крайности в крайность: от неуемного восторга до истерики, от замкнутой сдержанности до раздражения.

Елена Оленина населяет спектакль новыми персонажами. Открывающий действие король Людовик XVI, как мы узнаем от инструктора, присутствовал на первом полете шара братьев Монгольфье. Людовик грациозен и гибок, эту роль доверили студентке СГК Анастасии Парамоновой. А как монументальна и комична его супруга Мария-Антуанетта в исполнении Игоря  Игнатова! Режиссер, добавляя этот элемент клоунады, как будто призывает нас воспринимать все происходящее как изящную шутку.

Появление во втором действии Этьенна и Жозефа Монгольфье (студент СГК Вячеслав Мельник и Максим Локтионов) с клоунским гримом еще больше усиливает это впечатление. Их уморительные па в попытке выведать, почему герои попали на воздушный шар, перевоплощения в монстров-инопланетян или демонов, а также во всех возможных братьев-изобретателей, каких только знала история (Люмьер, Черепановы etc), уводят нас в фантасмагорию. С «братьями Монгольфье» будут общаться  души воздухоплавателей. Екатерина Ледяева, Дмитрий Кривоносов и студент театрального института СГК Даниил Гайворонский блестяще зеркалят своих героев. Ее душа – воплощенная наивность, «не от мира сего», Его душа – потерянная, но в этом не признающаяся даже самой себе, ну а Душа инструктора – приземленная и зацикленная на сиюминутном (где, в конце концов, мой шар). Тем временем психологический турнир в стиле «Что? Где? Когда?» продолжается.

Вячеслав Мельник и Максим Локтионов невероятно пластичны и драматичны одновременно. Апофеозом их допроса станет упоминание американских астронавтов, которые, не раздумывая, ответили на вопросы братьев – потому что за это очень хорошо платят. Хит из мюзикла «Кабаре» о том, что деньги заставляют мир вращаться, становится переломным для всего действия. Воспоминания о прошлых увлечениях, сиюминутные эмоциональные решения становятся всего лишь фоном для понимания себя и для финального приговора всему человечеству.

Гроза заканчивается, герои приходят в себя от морока, понимают, что им есть куда возвращаться, и радуются этому… Вот только радость найденного смысла жизни  быстро будет прервана. А в роли deus ex machina появится вертолет с автоматчиками, и все эти вновь обретенные смыслы будут расстреляны, неважно, в метафизическом или буквальном смысле.

Всю центральную часть сцены занимает корзина воздушного шара. Художник-постановщик Юрий Наместников расставляет акценты, добавляет смыслы. Белые подушки, похожие на так необходимый для шара балласт, здесь многофункциональны. То они напоминают нам облака, то парашютистов в свободном полете, а то вдруг мы находим их в париках Людовика XVI и Марии-Антуанетты.

Лестницы, находящиеся по обе стороны от воздушного шара, увеличивают значимость движения вверх-вниз. Герои воспаряют на воздушном шаре, убегают от повседневности. Затем спускаются вниз по лестнице, точнее, их снимают оттуда, чтобы заставить задуматься о причинах своих поступков. Напряженно-оранжевое солнце за спинами путешественников – не что иное, как батут, еще один символ движения вверх-вниз. Но этот объект претерпит еще одну метаморфозу и превратится в экран, на котором в конце спектакля мы увидим кадры кинохроники. Прибытие поезда (привет братьям Люмьер), блокадный Ленинград, свастика, атомный взрыв, расстрел Белого дома и замыкает эту цепь проявлений человеческого гения и злодейства крушение поезда…

Вадим Леванов устами своей героини спрашивает: «Может, мы и правда были ангелами?» Елена Оленина видеорядом доказывает разрушительную силу человеческого разума. Он признается в любви. А Она просит: «Господи, помилуй всех нас! Помилуй их всех! Господи!»