Вчера в Саратове завершились гастроли Театра Олега Табакова.

Пять дней подряд в театре драмы собирали аншлаги «Кинастон» в постановке Евгения Писарева, «Волки и овцы» в постановке Константина Богомолова, «Брак 2.0» по чеховским комедиям (режиссер Александр Марин) и «Школа жен» режиссера Александра Хухлина. В спектаклях принимали участие выпускники саратовской театральной школы, а ныне – актеры Табакерки: Максим Матвеев, Дмитрий Куличков, Андрей Фомин, Александр Кузьмин, Вячеслав Чепурченко.

В первые два вечера саратовские театралы смогли оценить премьеру нынешнего театрального сезона (спектакль впервые поехал на гастроли) – «Кинастон» в постановке Евгения Писарева. Посткромвелевская Англия, на театральных подмостках которой блистает Эдвард Кинастон (Максим Матвеев), исполнявший женские роли. Но Карл II издает указ о том, что отныне в женских ролях на сцену должны выходить женщины. История гениального актера, который потерял сцену, превращается в мучительные поиски себя. Художник-сценограф Зиновий Марголин создает дополнительную подвижную плоскость внутри сценического пространства: эта конструкция (ради которой пришлось делать специальные замеры – весит она 1 тонну 250 кг) – и сцена, где Кинастон царит в роли Дездемоны, и символ переменчивой актерской судьбы, отторгающей звезду, и узкие улочки Лондона, по которым с ловкостью передвигаются жители.

Трагедия мужчины, слишком долго находящегося в образе женщины, трагедия звезды, вычеркнутой из жизни, прожиты Максимом Матвеевым с максимальной достоверностью. О своей роли сам артист так говорит: «Там есть о чем помолчать в этом спектакле, а мне кажется, для артиста это самое дорогое ощущение».

Евгений Писарев, создавая атмосферу Лондона почти четырехвековой давности играет на эмоциях современного рафинированного зрителя: от отвращения до восхищения и обратно. Это не только история о переменчивости актерской судьбы, это история о творческом поиске, который всегда мучителен.

А еще «Кинастон» — это краткая история театра. От мужчин, переодетых в женщин, до женщин, переодетых в мужчин. От заламывания рук до грубого натурализма. От потакания зрительским капризам до выхода за рамки.

Вторым спектаклем в гастрольной афише театра стал «Волки и овцы» А.Н. Островского в постановке Константина Богомолова. Умение этого режиссера найти в пьесе, выдержавшей не один десяток постановок, новые связи, сместить угол зрения, гипертрофировать малейшие нюансы до далеко идущих обобщений в очередной раз дала возможность по-новому увидеть классику. Гомерический хохот в зале и овации на поклонах – очередное подтверждение тому, что режиссер снова попал в точку.

Тихий голос Розы Хайрулиной в роли Мурзавецкой как нельзя лучше «идет» этой королеве психологических манипуляций, а побежденная Меропия Давыдовна переходит на беспомощный фальцет, впрочем, не теряя прежней хватки. В спектакле блистают Аня Чиповская (Глафира Алексеевна), Дарья Мороз (Купавина) и Сергей Угрюмов (Беркутов). Дмитрий Куличков в роли пьяницы-племянника Аполлона в дуэте с Яной Сексте (сыгравшей собаку Тамерлана) каждый раз вызывал живую реакцию зала.

На следующий день саратовцы встречались с героями чеховских комедий в спектакле «Брак 2.0», который поставил Александр Марин, ученик О.П. Табакова. Два рассказа и две одноактные пьесы, объединенные общей темой – как заключаются браки – в современном прочтении. Начинается спектакль рассказом «Брак через 10-15 лет», в котором Яна Сексте ищет себе мужа с помощью «Общества заключения счастливых браков». На что больше похоже вступление в брак? На обычный торг. И неважно, кто выступает в роли купца, жених или невеста, в сухом остатке – исключительно расчет. Дамы маниакально преследуют потенциальных женихов, одна мысль о возможности свадьбы приводит их в состояние экстаза. Актеры создают карикатуры на чеховских персонажей, в спектакле всего чересчур – эмоций, действий, разговоров, словно персонажи бояться, что завод кончится и они не успеют исполнить свою миссию до конца. И недаром в финале спектакля над гостями фееричной «Свадьбы» взмывает вверх очередная невеста –  сломанная марионетка, безвольно висит она над гостями, покорная своей судьбе.

Школа женМольеровская «Школа жен» в постановке Александра Хухлина стала завершающим спектаклем гастролей. Для нее Дмитрий Быков сделал новый перевод Мольера, и герои заговорили по-современному. Кстати, именно в этом переводе «Школа жен» идет и на сцене Саратовского театра драмы, но это уже совсем другая история. В спектакле «Табакерки» Александр Семчев в роли Арнольфа мучительно ревнует, простодушно интригует и радуется мнимой «победе». Его уверенность в том, что Агнесса, которую он с детства воспитывал исключительно для роли своей послушной жены, не может быть влюблена в кого-то другого, очаровательна, а упреки в неблагодарности – весьма убедительны. Арнольф Александра Семчева вызывает симпатию и искреннее сочувствие, его безумно жаль в финале, а на фоне радости молодых влюбленных еще больше оттеняется его неуклюжая растерянность. На поклонах Арнольф-Семчев и разыграл немую сцену со своим молодым соперником Орасом, а затем недвусмысленно намекнул публике, что пора спать, вызвав еще большие овации.