Виктор Мамонов и Яна Дубровина10 октября 2013 года в Саратовском театре драмы им. И.А. Слонова состоялась премьера спектакля «Антигона» по пьесе Жана Ануя в постановке Ольги Харитоновой.

 «Если слушать всех вас,

да еще стараться понять,

 так и выйдет, что все вы

ни в чем не виноваты».

Ж.Ануй «Антигона»

Пьеса, написанная в 1942 году во времена французского Сопротивления недаром обращается к трагедии Софокла. В ней конфликт между законом людским и божественным, заложенный в этой древнегреческой трагедии, трансформируется в конфликт власти и свободной личности. Царь Эдип умер, два его сына – Полиник и Этеокл – в борьбе за власть, предав народ Фив, приводят на свою землю чужие войска, но погибают, убивая друг друга. Креон, дядя Антигоны, становится царем и вынужден похоронить одного из братьев как героя, а другого, как предателя, оставить гнить около городских ворот. Антигона не знает этих подробностей, но знает только одно – брата нужно похоронить, даже нарушив запрет царя, даже обрекая себя на гибель. Креон пытается спасти Антигону. Но она не принимает его доводов и выбирает смерть.

Акт 1. Героический

В этой постановке восемнадцатилетнюю Антигону играет студентка-второкурсница Яна Дубровина. Играет безупречно искренне, и в то же время неброско, без истерик. «Я всех вас выслушаю», – скажет Антигона и обещание сдержит. Проблема в том, что она не хочет и не может слышать то, что ей говорят. Юная девочка выступает одна против всех, одинокий воин, который должен объяснить всему миру, как надо жить, и об этом нам постоянно напоминает ее шинель. Она не слушает сестру, которая рационально, но неубедительно выступает ЗА жизнь, не хочет слышать и Креона (заслуженный артист РФ Виктор Мамонов).  Именно Креон Виктора Мамонова развернет конфликт в этом спектакле совсем под другим углом.

Акт 2. Имеющий уши да услышит

Последняя встреча Антигоны и ее жениха, Гемона. Рвутся последние нити, которые связывают ее с этой жизнью: еще раз убедиться, что он ее любит, нужно обязательно сказать, какой хорошей матерью она была бы их сыну… По воле режиссера герои проживут этот мучительный и странный диалог дважды. Антигона невольно нащупывает ту самую правду, о которой ей будет говорить Креон, – жизнь наша состоит из мелочей, и именно в них заключается счастье. И в эти короткие мгновенья она как бы проживает это свое счастье, чтобы потом отказаться от него.

Диалог Креона и Антигоны – стержень, на котором держится вся постановка. Две правды – уметь говорить «нет» всему, что не по душе, и найти в себе силы сказать «да», потому что так надо, – столкнутся не на жизнь, а на смерть. Гениально написанный диалог таит в себе множество смыслов, а потому эта интерпретация лишь одна из возможных. Креон отстаивает многогранность и неоднозначность жизни, и для меня в этом спектакле он более убедителен, чем упорная Антигона. По признанию Креона, «правда только то, о чем не говорят…», но Антигона уже все решила для себя, а потому просто хочет умереть, пусть даже это будет самое простое решение.

Акт 3. «Приговоренный к жизни»

И Софокл, и Ануй наказывают Креона: вместе с Антигоной погибает его сын, а следом за ним и его жена. Креон наказан за самонадеянность, за уверенность в своей правоте, Антигона отмщена. В спектакле театра драмы открытый финал – Антигона гибнет, конфликт разрешен, но не исчерпан! Режиссер не расставляет точки над i – а потому спектакль ставит перед зрителями более сложные вопросы. Не борьба с тиранией здесь на первом месте, не вечная оппозиция свободной личности и власти, а неприятие мира, в котором иногда нужно говорить «да», в котором трудно быть услышанным и понятым. Это спектакль о конфликте отцов и детей. О том, что взрослеть – это, прежде всего, учиться искать компромиссы, иногда очень тяжелые, о том, как тяжело расставаться с подростковым максимализмом, о том, что видеть мир только в черно-белых тонах – смертельно опасная игра с жизнью. И о том, что видеть все полутона – не значит потерять себя, а значит принять этот мир, остаться жить в нем и научиться быть счастливым, потому что «жизнь, вероятно, все-таки счастье»!