Где ты был так долго, чувак? Роза ХайруллинаВ Старом ТЮЗе 29 и 30 сентября состоится премьера спектакля «Где ты был так долго, чувак?».

Спектакль – нешуточное событие для саратовской культурной жизни не только потому, что посвящается памяти Олега Табакова, и где же еще, как не на сцене Старого ТЮЗа, куда еще подростком, получив «контрамарку» от соседа по коммуналке, любил бегать будущий всенародно любимый артист, должен был случиться такой спектакль. В Старый ТЮЗ высадился десант в лице актеров «Табакерки» Розы Хайруллиной и Дмитрия Куличкова (выпускника театрального факультета Саратовской консерватории, курс Александра Галко). Роза Хайруллина и Алексей Френкель создали удивительно емкий, мощный и цельный постмодерновый текст, который на сцене легендарного театра московский режиссер Антон Федоров поставил в эстетике постдраматического театра. Спектаклю присвоен суровый рейтинг 18+: здесь курят и говорят за жизнь.

В этом месте полагается дать краткую аннотацию, но в нашем случае такая попытка уже сама по себе рискует стать постмодернистким актом, а потому эту часть придется опустить, лишь отметив, что в спектакле четыре героя: Петя (Дмитрий Куличков), его жена Зина (Дарья Сосновская), Муля (Александр Андрюшенко) и Чебурашка (Роза Хайруллина), каждый из них расскажет нам о своей жизни то, что посчитает нужным, и в той форме, какую сочтет удобной.

Художник-постановщик спектакля Юрий Наместников обустроил планшет Большой сцены минималистично: тара для пустых молочных бутылок, груда щебенки и опрокинутая винтажная телефонная будка – машина времени, но не уносящая нас в прошлое, а стирающая временные границы и перемещающая прошлое в «здесь и сейчас».

Начнется спектакль хаотичными метаниями Пети, Зины и Мули и беспомощным вопросом, то ли это место. С ответом на этот вопрос они так и не определятся, но хождение по кругу продолжится, как (наверное) и поиски. Герои говорят о себе, это личные истории, и в то же время все, что мы успеем увидеть, услышать, осознать – это даже не исследование, это квинтэссенция коллективного бессознательного, не требующая пояснений, толкований и, тем более, перевода. Тут важна правильная интонация, — в постановке ни одной фальшивой ноты! – и любой поток сознания будет воспринят зрителем правильно. Сценография, монологи, саундрек – колдовское варево, в котором задействован весь наш культурный бэкграунд: от апокалиптического «Doors» и неоромантической «Камчатки» до убийственно попсового «Танцора диско», от «Трех тополей на Плющихе» до «Семнадцати мгновений весны», от «Евгения Онегина» до «Гамлета» и «Медеи», от «Джентльменов удачи» и «Приключения Буратино» до «Ревизора», «На дне» и «Вишневого сада».

Весь спектакль пройдет в полутьме, лишь редкие снопы света вырвут у нее исповеди героев. Вся жизнь Пети умещается-укладывается в емкую формулу Доцента «украл -выпил — в тюрьму», только вот романтикой тут и не пахнет. Его монолог – это емкая история не только его, но и Зининой жизни. Но это только присказка, наш Петя не так прост и однозначен, в нем кипит котел нереализованных страстей, который выплеснется в «Оде борщу» – Дмитрий Куличков здесь раскроет все грани своего таланта, заставив зал всматриваться и вслушиваться в каждое изменение падежа, в каждую словоформу – и, конечно, в каждый жест, взгляд артиста, браво!


Непростая актерская задача стоит и перед Дарьей Сосновской. Говорят, хороший актер должен уметь сыграть даже телефонную книгу. Так вот, Дарья Сосновская играет… чековую ленту. Эта длинная лента «пробитых» на кассе нужных вещей — вся жизнь среднестатистической зины, уложенная  в бесконечный перечень таких важных и вожделенных покупок, с навязшими в ушах рекламными слоганами и  с жизненным кредо, уложенным в рефрен «деньги нужно обязательно экономить». В ее исполнении этот бесконечный список случившихся и желанных покупок – чистая поэзия, проделывающая путь от лирики до трагедии. Что наша жизнь… — жертва маркетинга.

В круге света окажется и затюканный то ли жизнью, то ли комплексами, то ли суровой женой (помните, «Муля, не нервируй!»?) Муля. Его монолог – смесь древнегреческой и шекспировских трагедий и британской попсы, поток сознания, в котором Муля решительно перейдет на английский. Впрочем, в постдраматической эстетике ни драма, ни текст не превалируют, и правда, «to be or not to be» органичнее звучит на английском, так же, как и «touch me now», от Гамлета до Саманты Фокс, в сущности, один шаг – и Александр Андрюшенко проделает его блестяще!

Кульминацией спектакля станет застолье, в котором соберутся все герои, этот бесконечный (и, безусловно, очень содержательный) разговор, состоящий практически из одних междометий, в котором Роза Хайруллина-Чебурашка тихо, но твердо «склеит» эти разрозненные истории в одну картину мира и уйдет – не в закат, нет – в пустой зрительный зал, который вдруг откроется нам глубокой синей бездной пустующих, ждущих кресел. Возможно, именно там находится то самое место, и нам стоит туда пойти или хотя бы попытаться заглянуть.

«Но, если есть в кармане пачка сигарет»… ну, вы поняли.