Александр Котелков и Елена СмирноваВ театре драмы, музыки и поэзии идет премьерный спектакль по пьесе Жана Расина «Федра» в постановке Олега Загуменнова. Одна из ярчайших премьер первой половины нынешнего театрального сезона. Древнегреческий миф о любви Федры к своему пасынку Ипполиту лег в основу трагедии Жана Расина. Сюжет прекрасно подходил под каноны литературы классицизма: конфликт чувства и долга – главный конфликт трагедий Корнеля и Расина. Об истоках пьесы напоминает нам огромное фото древнего храма на заднике да капитель на журнальном столике. В остальном это настоящая современная трагедия, как и заявлено в афише. Не будет здесь отстраненной напыщенной декламации классицистического театра.  Накал страстей в небольшом зале «Балаганчика» обжигает зрителей, от него невозможно отвести взгляд, закрыться. Елена Смирнова в роли безнадежно влюбленной царицы не оставит равнодушным никого. Ее любовь, пугающая, всепоглощающая, сводящая с ума, настолько близко, что каждый взгляд, каждый жест отзывается в нас эхом.

По режиссерской задумке, ни один из актеров не покидает сценического пространства на протяжении всего спектакля: узники страстей находятся в их страшном плене. И если слуги (Александр Гулин и Ирина Короткова) в такие моменты остаются лишь немыми свидетелями, лица которых эмоционально зеркалят развивающуюся трагедию, то главные герои продолжат играть даже в сценах, в которых формально они не задействованы. Ипполит всегда присутствует в мечтах Федры. Рассказывая о своей любви служанке Эноне, царица то прильнет щекой к его плечу, то протянет руки в желании обнять, то во время страстного монолога переоденет его, драпируя в красную тогу. Чувственная пластика (постановка Алексея Красотина) говорит больше, чем слова. Отрешенность Ипполита (Александр Котелков в этой роли воплощение мужской сдержанной силы) усиливает эмоциональность влюбленной женщины.

Безусловно, все действие вращается вокруг Федры, убраны лишние действующие лица, отвлекающие внимание от этого персонажа, и это абсолютно оправдано. Почти физическая боль от неутолимой страсти, гнев при мысли о возможной сопернице, страдания, слепящие глаза – Елена Смирнова, как оголенный нерв, замыкает на себе всех персонажей. Но при такой организации постановки в ней нет проходных ролей! Ирина Короткова, Энона,  достойная и преданная наперсница своей госпожи. Александр Гулин – лукавый и насмешливый советчик – проходит долгий эмоциональный путь, как выверено и отточено каждое движение, каждый взгляд, браво! Тесей – Михаил Юдин – потрясенный и растерянный, даже страшные проклятия произносящий вполголоса, а затем глубоко скорбящий, признающий свою ошибку.

Сценическое пространство на две половины разрезает черный офисный стол (сценография Ольги Колесниковой): до и после, жизнь и смерть, грех и наказание, инь и янь – метания героев предопределены. На этом столе возлежит Тесей, отец Ипполита, когда распространяются слухи о его смерти, здесь же он воскреснет, и невозмутимый Терамен приведет его в порядок. На нем будет корчиться в предсмертной агонии Ипполит, здесь же упокоится и Федра.

Всепоглощающая страсть оставит после себя выжженную пустыню, а мы выйдем, раненые в самое сердце этой историей, такой древней, но такой живой.