14 февраля в ТЮЗе отмечали два праздника: 100 лет со дня рождения художественного руководителя саратовского детского театра, народного артиста СССР, лауреата Государственной премии СССР Юрия Петровча Киселева и 95-летие самого ТЮЗа. Много теплых слов и признаний в любви звучало со сцены, но мы решили не описывать события дня минувшего, а предоставить слово самому Юрию Петровичу Киселеву…

Так случилось, что 18 лет назад, 14 марта 1996 года, мною было записано, возможно последнее интервью великого мастера. В тот же год, 18 декабря, он ушел. Осталась магнитная пленка и неизгладимые воспоминания: рабочий кабинет Юрия Петровича, его задумчивый взгляд, размеренная речь:

– В 1943 году Москва послала меня в Саратов с целью воссоздания театра юного зрителя. С тех пор и по сегодняшний день я сижу в этом кабинете, в этой должности и считаю это своим домом, театром своей жизни. Саратов мне близок и дорог, потому что, в общем-то, в трудные военный годы принял меня, дал возможность осуществиться. Здесь я приобрел своих друзей, соратников, учеников. Практически с первых лет существования министерство культуры разрешило нам открыть при театре студию. Почти весь коллектив – это наши и мои воспитанники. Студия дала трех артистов Советского Союза, полдесятка народных артистов России, много заслуженных и просто очень приличных, хороших актеров.

Уже сейчас, обозревая пройденный путь, понимаю, что вложенный труд не пропал даром. Театр существует, пользуется достаточно серьезным успехом и почти не знает таких моментов, когда зритель не ходит к нам.

Спектакли естественно, разные. Есть удачные, есть не очень. Многие постановки с удовольствием смотрели зрители Москвы, Ленинграда, Волгограда, Ростова, Краснодара… Мы не гастрольный театр, но наши гастроли почти всегда были успешными. И в Чебоксарах, и в Иваново, и даже в городе Лионе. Отзывы прессы, восторг детей…

Театру есть что вспомнить и испытать удовлетворение от проделанной работы.

– В репертуаре ТЮЗа есть много интересных, увлекательных спектаклей. Какой из них Вы могли бы выделить?

– Я очень люблю спектакль «Мальчики». Это по Достоевскому. Глава из «Братьев Карамазовых», инсценированная одним из моих самых любимых писателей-драматургов Виктором Васильевичем Розовым. Вот эти «Мальчик» казались мне одним из самых удачных моих спектаклей.

Помимо этого мне нравится спектакль «Не стреляйте в белых лебедей!». Игра ведущего актера Олега Балакина меня впечатляла и никого из зрителей не оставляла равнодушным. Сильный спектакль с прекрасным актером.

На сцене ТЮЗа в шестидесятых годах гремела постановка первого в России мюзикла «Недоросль». Режиссеру Эдлину удалось собрать хороший коллектив постановщиков. Одним из них являлся бард Юлий Ким, который в то время находился под подозрением и был «непроходим». Но нам удалось… Запись этого спектакля находилась во многих интеллигентных домах и была таким же хитом, как шлягеры сегодняшних дней.

– Как Вы считаете, некоторые спектакли, которые сейчас идут на сцене театра, не подталкивают детей к взрослению?

– Вы знаете: «Блажен, кто смолоду был молод, блажен, кто вовремя созрел». Я вовсе не хочу подгонять детство. Оно существует, оно одно из самых отрадных периодов в жизни. Детям мы отдаем должное. Половина нашего репертуара – это спектакли для младшего и среднего школьного возраста. Но мы также не хотим оттолкнуть взрослеющего юношу, поэтому ставим ряд спектаклей для этого возраста. Поскольку есть вопросы, которые его интересуют, мы стараемся дать на них ответы. Никому не хотим отказывать и взрослеть. У нас нет такой задачи. Мы считаем, пусть взрослый человек дольше хранит в себе детство. Ведь это прекрасно!Юрий Петрович Киселев и Елена Росс

– Как Вы считаете, актер – это профессия?

– Это обязательно работа. Творческая работа. Сколько раз я уже замечал, потому что талантливых людей больше, чем тех, кто имеет призвание. И часто человек одаренный Богом, мамой с папой, не осуществляется, потому что нет у него призвания. А призвание – что это? Даже гений – Лев Николаевич Толстой – говорил: «90 процентов труда и только 10 процентов так называемого вдохновения».

Через мои руки, через эти театральные стены, прошло немало одареннейших людей. С великолепной фактурой, прекраснейшим голосом, легким темпераментом, возбудимостью, но не хватало такой малости – вдохновения. Другой человек, у которого гораздо меньше всего этого, своим упорным трудом, привязанностью, призванием опережает других. И еще. Нельзя не процитировать Константина Сергеевича Станиславского: «Надо любить не себя в искусстве, а искусство в себе». Вот тот, кто любит искусство в себе и не тянет одеяло на себя, умеет трудиться, дисциплинировать себя, направлять – ему дастся добиться своего, а все эти качества театре ценятся выше всего. Это то, что позволяет человеку сделать много, даже больше, чем может быть ему отпущено.

– Юрий Петрович, доводилось ли Вам в своей жизни столкнуться с взятками? Пытались ли Вас подкупить?

– Да, было такое, но на уровне коробки шоколадных конфет. Когда я был абитуриентом, такого просто не было, а когда стал уже преподавателем… Раза два было, когда благодарные мамы… Причем парадоксально это, когда они предлагал конфеты за то, чтобы мы не брали их детей. Они хотели, чтобы мы удержали их детей от необдуманного поступка.

Но никаких взяток…Нет. Ко мне трудно с этим подойти. Говорю это не хвалясь. А во-вторых, не было в тех нравах такого обычая.

– Значит, тот, кто стремится и обладает необходимыми данными, добьется своего?

– Я думаю, что да. У меня же тоже на первом курсе не все получалось. Я горевал, раздражался, впадал в отчаяние. Но, несмотря на все трудности, мне удалось достичь своего. Ведь театр – это волшебный напиток, которым, приняв один раз, можно отравиться. Трудно уйти из театра. Так что грех обманывать, обманываться и заманивать сюда. Каждый должен выбирать свой путь, по которому он хочет в дальнейшем идти.Юрий Петрович Киселев, григорий Цинман, Ольга Кутина, Валентина Строганова, Юрий Ошеров

– Ваш любимый писатель, поэт, драматург?

– Я не оригинален. Спутником всей своей жизни считаю Александра Сергеевича Пушкина.

Из драматургов… Увлекательнейшее явление, даже среди гениев, это Николай Васильевич Гоголь. С моей точки зрения – это какое-то волшебство! Я если и вижу мастерство Чехова, Шекспира, то понимаю… Но колдовство этого… Я равного ему, среди всех мировых классиков, противопоставить не могу.

– Юрий Петрович, если бы Вам представился шанс прожить еще одну, вторую жизнь. Как бы Вы использовали эту возможность?

– Постарался бы сделать поменьше ошибок, но в общем-то прошел бы по этому пути. Вне театра другого места для меня нет. Невозможно изменить или что-то другое пожелать. Театр – это труд, театр – это жизнь. Особенно если тебе доводится быть руководителем целой группы художников.

– Как говориться: «надо прожить жизнь так, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы».

– Мучительно больно нет, но ошибок наделал больше, чем хотелось. В том числе и в профессиональном плане. Так уж сложилось, что мне слишком рано пришлось возглавить театр. В двадцать четыре года. Это рано! Рядом не было мастера, у которого я бы учился. Пришлось открывать уже давно открытое, изобретать велосипеды, набивать шишки. И конечно, можно было бы более гармонично и естественно… Вот это и сказалось. Возможно, я и другим бы меньше напортил, и самому себе. Ну что поделать, так уж сложилось. Вот что я могу сказать по этому поводу.

– Чтобы Вы хотели пожелать?

– Я бы пожелал все-таки понимать, что без культуры жизнь бедна, неинтересна, и обеднять себя было бы непростительно. Расти надо не по горизонтали, а по вертикали. Надо думать о том, как уйти вглубь, а не вширь.