Алексей СлаповскийАлексей Слаповский презентовал своим читателям новую книгу «Хроника №13».

«Таких книг я не делал и, наверное, не буду делать, – признался Алексей Иванович. – Что бы я ни писал – это все хроника моей жизни». Таким образом, под обложкой с интригующим названием собралась проза, написанная в 2013 году: повесть, сценарий, две пьесы, отрывки из интернет-журнала и даже из личного дневника. По давней традиции в этот день Алексей Слаповский почитал отрывки из новой книги (прозвучал рассказ «Понятой», эссе в жанре стослов и отрывки из сценария и дневника) и поделился своими мыслями. Предоставим слово писателю.

О песнях

Песни мои давным-давно кончились, отпелся. Интереса нет. Когда перестал играть (на гитаре – ред.), то понял, что песни мои были крепко связаны с инструментом. Они откуда появлялись? – что-то такое наигрывалось, наборматывалось, я не стихи писал. Перестал играть на гитаре – песни кончились.

О литературе

Я начал (читать Захара Прилепина «Обитель» — ред.) и испугался. Достаточно складно написано, у Прилепина неплохой язык все-таки. Ляпы делает часто, ну, Боже мой, и я это делаю. Хорошо видит людей и умеет их описывать. Я начал подозревать, что эта книга о том, что всякая блоха не плоха и что мучители и мучимые одним миром мазаны, только вот судьба их местами поменяла. Мне эта мысль (если она там есть) глубоко чужда и глубоко противна, потому что это неправда. Я надеюсь, что (эта книга – ред.) не об этом.

Одна из последних хороших книг – «Выбор натуры» Сергея Шикеры. Замечательный роман, написанный одесским автором, сценаристом Киры Муратовой. Он, видимо, человек хорошей избирательности, не разменивается, потому что кроме как с Кирой Муратовой, ни с кем больше не работал.

Писал мало, это его вторая большая вещь. Поразительная книга. Я никогда не был в Одессе, не повезло, автор достаточно подробно описывает топографию Одессы. А я читаю, но ощущение – Саратов, Саратов с его домами, странными людьми и люмпенами-интеллектуалами, которые говорят о поэзии, чудаками, просто родной Саратов. Я понял, что провинция, как бы она ни называлась – Одесса, Саратов или Москва – она везде провинция. В определенном смысле в России жизнь везде провинциальна… Не знаю, кто это сказал первым, а, может быть, это и я первый сказал. Поэтому так нелепо выглядят потуги изобразить нечто европообразное или американоподобное, эти торговые центры, бутики… а вправо-влево: что в одесский двор зайдешь, что в саратовский – провинция-провинция… и в плохом смысле, и в хорошем тоже.

Прочел книгу Водолазкина «Лавр» – не совсем мое. Но есть люди, которые нашли в ней что-то интересное, объявили очередной великой книгой. У нас вообще раз в неделю критики объявляют, что наконец-то появилась великая книга. Это касается и Прилепина, и Водолазкина, а до этого был Понизовский с его «Обращением в слух». На самом деле, небезынтересная книга, это стоит того, чтобы почитать.

О кино

…А что про «Географ глобус пропил»? Очень симпатичная книжка. Веселая, хорошая, может, немножко переоцененная, многие в нее просто влюблены. В книге интонация, в книге голос автора… Велединский хороший режиссер, но (в фильме – ред.) это передать не смог. Вместо юмора получился унылый извод очередного сюжета о бесконечном нашем лишнем человеке, таком, каким мы знали Шаманова вампиловского и некоторых других его героев, ну, эта традиция от Чехова. Мне показалось нарочитым, что он много проставляется в своем самоуничижении. У Иванова это тоньше сделано, потому что там есть самоирония. Поэтому и тема любви ушла куда-то. Потому что тема любви человека смирившегося – это я понимаю, а человека униженного и согласного со своим унижением – я этого не понимаю и не верю… Тема для меня больная, потому что тот фильм, который Сергей Пускепалис снимает – все, уже процесс начался – хотя пьеса написана задолго до «Географа», она тоже про учителя и девочку, которая в него влюблена, только  в другом жанре.

О театре

Одна из моих очень больших радостей: Сергей Пускепалис (мы с ним в тандеме давно уже) поставил очень удачный спектакль (в Московском губернском театре «Первое второе пришествие» – ред.). Безруков (я ему эту книжечку подсунул лет десять назад) он тогда был молодой конопатенький и очень подходил на роль главного героя, а вторую книжку я отдал Золотухину, который подходил на пожилого героя. Золотухина уже нет, а Безрукову эта книжка запала, он ее в голове держал, и когда он заполучил свой театр – позвонил, предложил сделать пьесу. Я вдохновился и сделал новый вариант, которой здорово отличается от книги, потому что я все начисто переписал. Те же самые герои, но все иначе происходит. Я нагло сравниваю это со случаем Булгакова, у которого есть «Белая гвардия», роман, и есть «Дни Турбинных», два совершенно разные произведения. Сравниваю для наглядности только. В одной из главный ролей – наш земляк, великолепный актер Степин, в свое время игравший в ТЮЗе. Получилось очень-очень мощно. Может быть, когда-нибудь, если я пьесу подработаю, она и в Саратове пойдет… (смеется).