Александр КузьминАктер театра драмы пополнил ряды саратовской диаспоры в Москве. С 20 августа Александр Кузьмин служит в «Табакерке».

5 октября на сцене театра драмы идет «Паника», среди трех исполнителей пока еще вижу Сашу. Играет крайние спектакли. Назавтра, 6–го октября – Савва в «Бешеных деньгах», роль, принесшая звание лучшей мужской на фестивале в Калуге. Успеваем встретиться, специально для читателей этого журнала.
– Саша, тебя заметили на фестивале и пригласили?
– На фестивале, только не на калужском, а год назад, на фестивале Янковского.
–…
– Тогда в «Бешеных деньгах» меня увидел директор «Табакерки» Александр Сергеевич Стульнев и на полуофициальной встрече после спектакля сказал, что у меня большое будущее. Я чуть не подпрыгнул, так и хотелось вскрикнуть: помогите мне с большим будущим. Но обстановка была неподходящая. Все же я решил, что уже работаю в Табакерке. Сказали же!
Проходит неделя, вторая. Звонков нет. Думаю, ладно, проехали. Уже весной приезжает на побывку в Саратов выпускница нашего театрального, Аня. Как-то в разговоре обмолвилась, что один наш общий друг дал ей домашний телефон Стульнева. Попросил, стал набирать, не могу прозвонить. Потом думаю, какой я дурак, да у меня столько друзей, которые помогут с мобильным. Позвонить было сложно! Всякое в голове крутилось, а главное, может, он меня уже и забыл? Накануне своего дня рождения, 11 июня, все же решился, звоню, и с первого раза мне отвечает Александр Сергеевич. Здороваюсь и спрашиваю: «Помните Александра Кузьмина из Саратова? На фестивале в драме познакомились?» В ответ слышу – «Конечно, помню, Саша». «Просьба у меня к вам, – говорю, – да что там просьба, я бы хотел работать у вас в театре». В ответ длинная пауза и уговор созвониться 18 числа. Отключаюсь и думаю, ну вот и все… Спустил меня на тормозах. Но, все, что от меня зависело, сделал! Дальше как звезды скажут, как карты лягут.
18 июня. Уже без особой надежды звоню. А Александр Сергеевич просит прислать материалы о себе, чтобы Олегу Павловичу Табакову не на пальцах обо мне рассказывать. Еще чуть позже сам меня набрал, чтобы узнать, когда отыгрываю сезон и смогу появиться в Москве. 29 июня состоялась моя первая встреча с Олегом Павловичем. Потом еще одна, и 20 августа я стал официально работать в «Табакерке»
– Идет молва о потрясающих условиях работы именно в этом театре.
– Так и есть. Забота об актерах чувствуется во всем. Надо быть последней свиньей, чтобы при таких условиях не делать хорошо свою работу.
– Твой первый спектакль в «Табакерке»?
– «Билокси-блюз». Премьера состоится 16, 17 ноября. Это один из любимейших спектаклей зрителей и самого Олега Павловича. Его первая постановка 1987 года. Сейчас спектакль восстанавливается талантливыми ребятами, учениками Табакова, а я играю сержанта Туми. В самом первом спектакле эту роль играл Сергей Газаров, потом Владимир Машков, следом Михаил Хомяков. Такие люди до меня играли! У меня огромная ответственность!
– Идут крайние спектакли на саратовской сцене. Какие чувства испытываешь?
– Сложные. Здесь хорошие, проверенные партнеры. Там, безусловно, мастера высшего уровня, но мне только предстоит познать чувство локтя.
– Только что в спектакле ты играл героя, жестко запаниковавшего. В твоей жизни паника случалась? 
– Была, была такая! На улице был мороз. Я шел и не чувствовал мороза. И воздуха не хватало. Чуть раньше поругался с любимой девушкой, приревновал, даже нагрубил. В эмоциях от обиды заявил, что не люблю. Потом набираю ее номер, а она трубку не берет. Позвонил ее сестре, и та ответила: «Ты потерял эту женщину».
– С тех пор, наверное, стал серьезней относиться к словам?
– ДА–А–А. Слова! Слова. Сначала было слово! Не зря в Библии сказано. Случается, эмоции перехлестывают, но стараюсь прежде выдержать паузу, подумать, правильно сформулировать мысли. Ведь слова материализуются, и это практически доказано. Впрочем, как и мечты. Они сбываются, и не только у «Газпрома».
– Ты о Табакерке?
– И о ней, конечно! Я всегда хотел играть именно в этом театре. Мне всегда нравились спектакли Табакерки, там работают саратовские. Теперь там работаю и я. Правда, контракт годичный, но буду делать все возможное и невозможное, чтобы мою работу оценили. Конечно, безумно жаль уезжать из родного города. Здесь остается моя семья (надеюсь, ненадолго), родные, друзья. Тяжело расставаться с надежными, всегда готовыми прийти на помощь коллегами, ставшими за годы работы в театре близкими людьми. Благодаря им я смог достичь того, что сейчас имею. Душевное состояние не из легких, но меня очень сильно поддерживает жена. Она сама актриса и прекрасно понимает, что такой шанс дается только раз в жизни. И главное – есть сын! Ради его будущего стоит идти вперед!