19 октября при полном аншлаге в Саратове прошел концерт  группы «ДДТ». Сейчас группа возит по стране и зарубежью две программы: «Иначе» (ее саратовцы услышали одними из первых) и «Сольник» (который и был представлен на суд публики).

Можно сказать, что группа переформатировалась именно под эти программы: «Старые музыканты сами ушли. Это естественный процесс. А мы пошли дальше. Молодые музыканты пришли в группу в связи с художественными задачами программы «Иначе»: нужны были музыканты, которые любят и хорошо знают современную музыку, и у которых она в крови».

«Сольник» – программа камерная, впервые была представлена на суд зрителя в Санкт-Петербургской филармонии. Именно поэтому, по признанию Юрия Шевчука, «играли эту программу шепотом… А потом все закончилось одним и тем же – рок-н-роллом».

По старой традиции, концерт «ДДТ» – это органичное существование поэзии и музыки: декламация стихотворений, исполнение песен, сольные номера Алены Романовой (народные песни в рок-аранжировке). Программа пластично меняется, в ней нет жесткой структуры, как в «Иначе»: саратовцы услышали стихи и песни, написанные буквально месяц назад для нового альбома, запись которого начнется зимой (планируется выпустить уже весной).

На пресс-конференции Юрий Шевчук активно предлагал задавать молодым музыкантам вопросы. Все вопросы, не относящиеся к группе и творчеству, вызывали явную скуку и недоумение. Попытки журналистов спровоцировать на какое-нибудь громкое заявление откровенно провалились. Параллель бирюлевских событий с пугачевскими? – совет почитать «Скотный двор» Оруэлла. Потомство Пугачевой и Галкина – «ну что ж, будет в стране больше артистов». 🙂 Что ж, Юрий Юлианович обо всем скажет на концерте – в стихах и песнях. Его вера в людей и боль за страну, мягкий юмор и бешеная энергетика объединили в этот вечер в зале оперного театра  двадцатилетних, сорокалетних и тех, кому за… Зал смеялся, скандировал, приплясывал, сидя в креслах, махал телефонами вместо зажигалок, конечно, пел,  а в конце даже заплакал…

Ночь тенью накрыла распятье дорог,

Но мы в этом мире с тобой не одни.

Лети, мой отважный конек-горбунок,

Быть может, мы станем людьми.